All in one

Делитесь важным

О ветеранах

Пишет Василий Лебедев:

В принципе с ветеранами войны стали возиться, начиная с 1965 года, когда отмечалось двадцатилетие Победы. До этого — ни при Сталине, ни при Хрущеве — к ним особо не прислушивались. Напротив, вчерашние фронтовики для сталинского режима были чем-то подозрительным, не очень надежным. Все-таки они повидали Европу и, вернувшись в СССР, по одной этой причине не могли считаться благонадежными. 

Как писал К.Симонов, «контраст между уровнем жизни в Европе и у нас, контраст, с которым столкнулись миллионы воевавших людей, был нравственным и психологическим ударом». В пьесе Симонова «По каштанами Праги» (1945) чешка говорит советскому офицеру: «Вы не должны любить Европу. Вас должны раздражать эти особняки, эти виллы, эти дома с железными крышами. Вы ведь отрицаете это?» На что офицер ей отвечает: «Отрицать можно идеи, отрицать железную крышу нельзя. Коль она железная, так она железная». 

Понимали это и в руководстве страны. Люди, которых они держали в изоляции и которым внушали, что жизнь в СССР — это рай, обнаружили, что это не так. Эту заразу они принесли с собой домой. Доверять им было нельзя. Сталин, возможно, опасался повторения опыта 19-го века: когда участники войны 1812 года, хлебнувшие воздуха свободы, стали участниками декабристского восстания 1825-го. 

В 1945 году из армии было демобилизовано 8,5 миллионов человек. Многих, конечно, трудоустраивали, многие поступали в вузы, но на общих основаниях, после сдачи экзаменов. И все же очень многие, никому не нужные болтались без дела, государственной программы трудоустройства фронтовиков не было. В Иркутской области в январе 1946 года не работало более половины вернувшихся фронтовиков, в Тюмени — 59%, в Астраханской области — 64%. А в Москву и Ленинград, например, фронтовикам из других регионов вообще был запрещен въезд, даже для краткосрочного пребывания. 

И еще. По требованию Сталина в послевоенные годы с улиц городов насильственно убирали одноногих, одноруких инвалидов, вообще любых людей, имеющих увечья. Таких компаний было несколько. На инвалидов войны были облавы, потом их сажали в поезда и увозили подальше от больших городов. Там они умирали без медицинской помощи, спивались, опускались, многие кончали с собой. Делалось это для того, чтобы быстрее придать советской действительности «мирный», радостный вид. Многим повезло: их помещали в «интернаты для инвалидов». Там хотя бы кормили. При этом, как пишет Е.Ю.Зубкова в своем исследовании «Общество, вышедшее из войны», «лишь треть интернатов для инвалидов имели врача, не говоря о полноценном медицинском обслуживании». Самый большой «интернат» (а на самом деле зона) был на острове Валаам: там в грязи копошились тысячи безногих и безруких фронтовиков. 

Статистика такова. В конце войны среди демобилизованных из армии по состоянию здоровья было два миллиона инвалидов, из них — около 450 тысяч с ампутированной рукой или ногой. Их судьба была печальна. Родина отнеслась к ним как к мусору, который необходимо убрать с улицы.

Много мифов было создано при советской власти, но самый живучи это

Февраль 22, 2014 - Posted by | history |

Комментариев нет.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: